Хамское безразличие Трампа: зачем Путин понадобился президенту США

Что стоит за готовностью главы Белого дома пообщаться с российским лидером

Отвечая на вопросы журналистов в Белом доме, Дональд Трамп заявил, что собирается повстречаться с президентом России на саммите G20, который пройдет 28-29 июня в Японии. Эти слова прозвучали в то время, когда в Сочи ждали прибытия для переговоров с российским руководством госсекретаря США Майка Помпео. Двухсторонние встречи Трампа и Путина – парадокс большой редкости. И с учетом срыва за последние годы ряда переговоров на высшем уровне возникает вопрос: так ли радужны перспективы личного общения 2-ух лидеров?

«Мы в конце концов поладим с Россией. Ладить с Россией имеет смысл», – заявил президент Трамп, обозначивший желание повстречаться со своим российским коллегой в японской Осаке. Правда, срыв по инициативе главы Белого дома запланированных переговоров с Путиным на полях саммита «Большой двадцатки» в Аргентине в прошлом году принуждает усомниться в твердости трамповских устремлений «поладить» с нашей государством. Хотя недавняя часовая телефонная беседа 2-ух президентов теоретически и может рассматриваться как 1-ый шаг к возобновлению хотя бы какого-либо прямого диалога на высшем уровне между Вашингтоном и Москвой. А обсудить можно и необходимо почти все – от договоров по РСМД и СНВ-3 до Венесуэлы, Ирана, Украины.

Но обжегшись на молоке в случае сорванных в относительно недавнем прошлом переговоров с президентом США, Москве, похоже, придется дуть на воду. И не торопиться с распростертыми объятиями к изъявившему желание повстречаться Дональду Трампу.

– С объятиями бежать не стоит никуда, тем паче к американскому президенту, – уверен главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор ЛУКЬЯНОВ. – Не только в Буэнос-Айресе была сорвана встреча, но и практически годом ранее на саммите АТЭС в Дананге, хотя тоже была предварительная договоренность, подтвержденная американской стороной. А потом вдруг выяснилось, что они передумали. На данный момент, полагаю, буквально не надо бросаться навстречу Соединенным Штатам, России нужно занять чрезвычайно сдержанную позицию, не проявлять никаких инициатив. Естественно, это не та ситуация, когда можно требовать каких-либо гарантий, и отказываться от предложений, наверняка, некорректно. Но показывать свою особую заинтригованность либо проявлять встречную инициативу я бы не стал. Так как два раза уже США (и Трамп лично) повели себя очень хамски в отношении Путина. Тем паче, что две встречи президентов состоялись, но мы вынуждены, к огорчению, констатировать, что эффект от них был обратный. И после Гамбурга, и после Хельсинки атмосфера отношений ухудшалась. Что наводит на мысли о том, что Трамп не чрезвычайно пригодный собеседник. Не в том смысле, что он как-то особо плохо настроен к России, ну а в том, что Россия для него не так принципиальна. Потому он может пригласить, а потом отказаться. Либо пообещать что-то на саммите, а потом сказать, что он передумал. Это свидетельство не враждебности, а безразличия. А безразличие значит, что никакого содержательного разговора быть не может.

– К заявлению Трампа о его намерении повстречаться с Путиным нужно подходить с осторожностью по одной простой причине, – считает главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир ВАСИЛЬЕВ. – Встречи «на полях» чрезвычайно часто завершаются встречей «на ногах». И не предполагают развернутых обсуждений и, самое главное, принятия каких-либо решений. Необходимы отдельные встречи, а эти встречи на полях саммитов проводятся часто «для галочки». Прорывов от них ждать не приходится, скорее они могут готовить почву для других встреч. На данный момент стиль американской демократии и самого Трампа – ведение переговоров ради переговоров. То, что мы смотрим в случае с Кореей либо Китаем. Связано это с предвыборной кампанией, с тем, что Трампу принципиально представить себя в качестве мирового лидера, который со всеми часто встречается – с Си Цзиньпином, с Ким Чен Ыном, с Путиным. Действия, рассчитанные, скорее, на внешний эффект, чем на достижение далеко идущих договоренностей. И декларация Трампа, что он хочет повстречаться с Путиным – это элемент пиар-кампании. К этому российской стороне и нужно относиться соответственно. Есть момент, связанный с тем, что Трамп считает, что комиссия Мюллера окончила работу, и что сейчас у него развязаны руки. И что предложенная им встреча в июне быть может плодотворной, когда над ним не висит дамоклов клинок расследования Мюллера. Но это, полагаю, не совершенно так. Да, комиссия по одним характеристикам работу окончила, но есть и другие моменты, которые раскручивают демократы, не считающие, что работа комиссии Мюллера закончена. Не исключено, что к июню все те вопросы, которые они хотели бы поднять, связанные с противодействием Трампа работе комиссии, как и раньше будут находиться в американской политической повестке дня. И это тоже принудит Трампа проявлять осторожность. Так что встреча в Осаке, если она состоится, может оказаться протокольной, очередной в веренице встреч, призванных представить Трампа как мирового лидера, пользующегося почтением и признанием со стороны других веских глобальных лидеров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<